Мужчина – гость в доме своей жены

Лэрри Литлбёрд, индеец племени Пуэбло, рассказывает о традициях своего племени. Когда мужчина собирается на охоту, жена дает ему лук и стрелы или, в наши дни, ружье. Когда мужчина возвращается с охоты, жена берет у него лук и стрелы и складывает их где-то в доме.

Мужчина – гость в доме своей жены

Лэрри говорит: тот мужчина счастлив, чье оружие может покоиться под присмотром женщины.

Serene couple hugging on truck at beach

Женщина, выдавая мужчине утром лук и стрелы, произносит молитву: когда ты уйдешь, помни, где твой дом, помни где твой очаг, помни, кто тебя ждет, и где ты обретешь покой, и пусть тебе сопутствует удача.

Когда я услышал это, мое сердце вздрогнуло. Истина.

Сразу все встает на свои места.

Хозяйка в доме женщина. Ей принадлежит домашний очаг, сердце дома. Она поддерживает очаг, наполняет его смыслом. Ее задача не держать мужчину дома, а сделать так, чтобы ему было куда возвращаться из похода. А поход — и есть дом мужчины. На тот конец света, в офис за углом или даже в свой кабинет в дальнем углу дома.

В патриархальном обществе мужчина в доме хозяин. Его слово последнее, он принимает решения. Провел пальцем по полкам в поисках пыли. Пожаловался на ужин. Завалился на диван перед телевизором. Выгнал одну жену, привел другую. Мужской мир. Жизнь прекрасна.

Вот и пришел конец еще одной догме — патриархальной.

В сбалансированном обществе, пространства поделены. Женщина владеет домом, мужчина — улицей. Оба уважают и нуждаются в силе друг друга.

Мне очень близок такой подход.

Когда я был холостяком и жил один в доме за городом, мне все время хотелось его ремонтировать. Делал пристройки, утеплял, всегда с мыслью, что когда-то сюда войдет женщина и ей будет уютно. А мне уютно и на траве под сосной.

Мне одному дом не нужен.

В своем загородном доме мои любимые места — крылечко, баня, окно. Взгляд вдаль, на дорогу.

Я работаю из дома и очень хорошо чувствую как от пересиживания в квартире начинаю сходить с ума. И тогда в пору бежать, хоть в темную чащу, хоть в прокуренный бар, хоть в омут с головой.

Мужчине нечего делать дома. Диван — кладбище мужских подвигов. Мужчине необходимо с рассветом выходить навстречу судьбе. Там он берет свои вершины.

Раньше для меня было унизительно жить на квартире у своей женщины. В жизни это бывало не часто, но я помню, как меня смущало, что не я хозяин пространства. А дело было не в этом. Я боялся стать хозяином улицы, поэтому боролся за власть в доме.

Я задумываюсь над тем, что говорит мудрость индейцев Пуэбло, и учусь говорить иначе. Вместо «это мой дом» — «это дом моей жены». Вместо «я здесь живу со своей женой» — «здесь живет моя жена с детьми». Сказать это и понаблюдать, что меняется внутри.

А меняется вот что. В качестве хозяина чувствую остановку, конец пути, ничего не хочется, разве что на диван, и чтобы подносили. В лучшем случае чувствую ответственность, но какую-то вязкую, от которой тяжесть на душе.

В качестве гостя сразу загорается страсть совершить что-то выдающееся и крепко обнять жену. Хочется заслужить право возвращаться в ее дом вечером. Что возможно из этого состояния? Ух, аж дух захватывает. Попробуйте.

Живите так, чтобы вас ждали дома. И тогда женщина будет жить так, чтобы вам было куда вернуться, со щитом или на щите.

Источник: alexanderbaranov.com

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Новости партнеров

Related Articles

Add Comment